пятница, марта 05, 2010

Входит Пролог. Разворачивает газету, читает:

- В Пермском крае за долги хозяина арестованы три поросенка.
Сворачивает газету, уходит.

Раскрывается занавес.
Камера в пермском узилище, двухъярусные нары. Внизу сидят и подавленно озираются Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф.
Справа – дверь с прорезью для надсмотрщика.
Ниф-Ниф вдруг вскакивает, начинает колотить в дверь, кричит в прорезь:

Это ошибка. Я, понимаете ли, журналист.
Я освещаю выставки. Я здесь аккредитован.
Я не могу понять, зачем вы за мной гнались.
Почему я имущество? Что значит – арестован?

Оборачивается к Нуф-Нуфу и Наф-Нафу. Задумчиво:

Я и внимания не обратил, но когда Марат
Со мной про культурную революцию говорил,
Он добавил что-то про маринад,
И про гриль.

Нуф-Нуф в ужасе:

- Как маринад?!

Наф-Наф в ужасе:

- Как маринад?!

Нуф-Нуф, постепенно успокаиваясь:

Постой-ка, брат.
Они понимают тут, на кого напали?
Мне кажется, нет.
Цикл моих фото «Платные сортиры в Непале»
Облетел недавно весь интернет!
На хуй идите! – я смело писал толпе,
Или хотя бы сиськи мне предъявите.
Я изобрел красную букву «Пе»,
Мама сказала – такой раньше не было в алфавите.

Наф-Наф, переибивая:

Успокойся, мелочь, и не психуй.
Кто вообще тебя звал? Начинаю разочаровываться в Марате.
Где, говоришь, написал ты «Хуй»?
В интернете? А я на «Черном квадрате».
Я на Давида гадил, звал Пушкина на дуэль,
Жаль не пришел, подонок, а то бы была бы бойня,
Красил овец в цвета триколора, быков доил,
Совокуплялся с псами, - а это больно!
Я входил вместо дикого зверя в другого дикого зверя
Я однажды искусства ради зашил себе нитью анус,
Я всю жизнь пахал, как раб на галере,
И непременно в веках останусь!

(Принимает картинную позу и произносит торжественно):

Я титан возрождения, типа, допустим, Джотто!
Вся моя жизнь – как пение натянутого нерва.
Если я на вот этих вот нарах сейчас нацарапаю слово «Жопа»,
Их немедленно купят за хуеву тучу евро.
У меня под Москвою – каменный особняк,
И сама Екатерина – Великая – Деготь
Заезжает вечером. Просто так.
Чтобы только за хвостик меня подергать.

С верхних нар спрыгивает некто в шапке-гондонке и костюме «Абидас». С сомнением оглядывает трех поросят:

Пацанчики, курево есть?
Что-то видон у вас больно какой-то пидорской.
Вы секите – это большая честь
Чалиться с Сявой на мусорской.
Так что ловешку, семки и трубки
Попрошу сюда, и учтите, что мне не ведомо слово «Нет».

(Подходит к двери, кричит в щель):

Але, короче, уебки,
Что планировать на обед?

То ли из щели, а то ли с неба раздается Голос Надсмотрщика:

Не, ну чо ты как неродной.
Уймись, или будет втык.
А на обед – шашлык.
Свиной.
И, кстати, не стой к ним спиной,
Они же с Москвы.

Ниф-Ниф отпихивает Сяву, кричит в щель истерично:

Как вы можете, вы!

Принюхивается.

Но что за запах! Что за сладкий яд?
О боже, нет! Ведь это маринад!

Падает в обморок.

Нуф-Нуф:
Да! Маринад!

Падает в обморок.

Наф-Наф:
Зачем ты так, Марат?

Падает в обморок.

Входят Фортинбрас и пермские милиционеры с барабанным боем и знаменами. Похоронный марш. Все уходят, унося тела, после чего раздается пушечный залп.

Иван Давыдов
"Маринад"
http://www.gazeta.ru/news/lenta/2010/02/16/n_1458037.shtml
(Пьеса из пермской жизни времен культурной революции)
2010

Комментариев нет: